Минувшие дни... То опавшими листьями
Недвижно лежите, укрыты порошами...

АрхивЪ

"Охота на зайцев"

Малик

Маликом называется весь обозначившийся на снегу за ночь путь зайца, начиная от его логова, где он дневал, до жировки, т. е. места, где он кормился, и обратного на лежку. Распознавание заячьих следов, весьма разнообразных по своему характеру, имеет весьма большое значение, так как для большинства ружейных охотников выслеживание зайцев, преимущественн

След зайца беляка

След беляка

 

След русака

о русаков, составляет главный, а иногда и единственно доступный способ зимней охоты.

Прежде всего необходимо заметить, что сослеживание беляков весьма затруднительно, а потому "тропят" почти исключительно русаков. Белая шерсть беляка, очень мало отличающаяся от снежной поверхности, запутанность ходов и обыкновенно крепкое место для логова составляют причины, позволяющие беляку почти всегда уйти незамеченным. Кроме того, схождение малика беляка всегда утомительно, потому что беляк чрезвычайно запутывает свои ходы, набивает тропы, вбегает в жиры и в тропы других беляков, кружит, меча петли, и вообще так путает следы, что и самый опытный охотник тратит много времени на розыски беляка.

 Поэтому, в местностях, где встречаются и русаки и беляки, весьма важно умение отличать их по следу, что дается очень скоро. У беляка, живущего в лесу, где снег рыхлее, чем в поле, лапы сравнительно шире и круглее или, вернее, имеют широко раздвигающиеся пальцы, так что он оставляет на снегу отпечатки, приближающиеся очертанием к кругу; у русака же лапа уже и менее расширяется и след у него овальный, эллиптический. Когда снег не очень рыхл, при так называемой печатной пороше, будут выходить отпечатки отдельных пальцев, но следы задних лапок у русака все-таки будут значительно шире, чем у беляка.

Более удлиненные и параллельные друг другу и незначительно один другого опережающие отпечатки принадлежат задним ногам, а приближающиеся очертанием к кругу и следующие один за другим, в одну линию — передним.

 Сидящий заяц оставляет отпечаток совсем другого вида: отпечатки передних ног находятся почти вместе, а задние лапки теряют несколько свою взаимную параллельность и так как заяц, сидя, сгибает задние ноги до первого сочленения, то на следу, кроме лапок, отпечатывается и весь пазанок. (На рисунке отпечатки задних лапок с пазанками заштрихованы.) За исключением этого случая, т. е. сидения, следы задних лапок всегда сохраняют параллельность, и если на рыхлом снегу будут замечены следы, в которых более крупные отпечатки задних ног идут врозь — косолапят, то это следы не зайца, а собаки, кошки или лисицы, когда они идут скачками. То же самое можно сказать и о следе, в котором одна задняя нога сильно опережает другую.

Нормальная побежка зайца — крупные прыжки, причем задние ноги он выносит почти или совсем одновременно, а передние ставит последовательно одна за другой. Только при очень больших прыжках заяц ставит и передние лапки почти вместе. 

концевые следы

 

 


Обыкновенные заячьи следы называются концевыми, так как такими средними прыжками он идет на жиры и с них возвращается. 

жировые следы

 



Жировые следы отличаются от концевых тем, что отпечатки лапок весьма близко отстоят друг от друга и отдельные следы почти сливаются. Называются они жировыми потому, что зайцы делают их там, где кормятся, потихоньку передвигаясь с места на место, часто садясь. 

скидочные следы

 

 


Скидочные или сметочные следы оставляются самыми большими прыжками, делаемыми под углом к первоначальному направлению следа. Заяц ими старается скрыть, оборвать свой след, перед тем, когда задумал лечь. Число скидочных прыжков обыкновенно один, два, три, редко четыре, после чего идут опять обыкновенные, концевые следы. Большей частью перед скидкой заяц сдваивает свой след. Скидочные прыжки отличаются от концевых расстоянием между следами и тем, что отпечатки передних ног находятся вместе.

гонные следы

 

 


Гонные или взбудные следы делаются зайцем, когда его спугнут с логова — и он идет большими прыжками. Они имеют большое сходство или со скидочными, или с концевыми, но обратного направления, ибо отпечатки передних лапок ближе к отпечаткам задних лапок предыдущего, а не того же прыжка.

От логова, в котором русак сидел до сумерек, малик начинается жировыми следами, вскоре переходящими в концевые, ведущими иногда прямо на кормежку, т. е. на озимь, в сад, огороды или на уезженную дорогу. На жирах русак всегда кормится мелкими, весьма слитными передвижениями, часто останавливаясь и садясь. Закусив хорошенько, он иногда бегает и играет, причем тут попадаются гонные следы. Побегав, он или снова принимается за еду, или уже на заре отправляется с жиров концевыми следами на новое логово.

Эта сложная путаница на месте кормежки называется "жировка", как говорят охотники, или "жировой след". Он состоит из мелких, коротких прыжков, никогда не бывает прямолинейным.

 Перед тем как выбрать себе надежное убежище на день, заяц начинает делать петли, т. е. закруглять свой ход, снова пересекая свои прежние следы. Петли эти занимают иногда большие площади, так что в точке А (см.рисунок) довольно редко можно с уверенностью сказать, не выкружив петли, принадлежат ли пересекающие следы сходимому малику или здесь прошел другой русак. Более двух петель замечается редко.

Вскоре после петель начинают встречаться двойки и тройки, т. е. сдваивание или страивание следа, причем следы бывают наложены один на другой, так что нужен навык для отличия сдвоенного следа от обыкновенного. После двойки обыкновенно заяц делает скидку в сторону, но после тройки, которая бывает сравнительно редко, сметок большей частью не бывает и заяц идет далее на значительное расстояние.

 Чаще всего двойной и тройной след русака замечается по дорогам или по гребням оврагов, где почти всегда бывает мало снегу, а в начале зимы - в лощинах, луговинах и на только что замерзших ручьях и речках. Длина двоек как в одном и том же малике, так и в разных, бывает весьма непостоянна и изменяется от 5 до 150 шагов. Они несомненно указывают на близость логова и если русак идет еще после двойки со скидкой значительное расстояние, меняя скидочные прыжки на концевые, то это уже исключительный случай.

Тройки обыкновенно не достигают значительной длины и направление после них не изменяется и весьма редко следует за ними скидка. Скидка делается почти всегда под прямым углом к направлению хода; после нескольких скидочных прыжков следуют несколько концевых и снова вторая двойка со скидками. Нередко русаки ограничиваются двумя двойками, но бывают малики с восемью и даже большим числом двоек. Это во многом зависит от качества пороши и от погоды: если пороша мелкая и погода холодная, заяц ходит много; если наоборот - ходит мало. Кроме того, чем позже перестанет идти снег, тем короче заячьи малики, поэтому если снег шел сильный и перестал на заре (что случается довольно часто), то где увидишь малик, там лежит и заяц, ибо все его прежние следы запорошило снегом; само собой разумеется, что малики тогда попадаются редко.
Заяц выкапывает логово в снегу, где-нибудь под кустом, на конце пути, и притаившись, поджав ноги, заложив на спину уши, поворачивается носом туда, откуда всегда можно ожидать врага, то есть к следу.

 

 Схематический план пути русака на лежку (обозначена крестиком):
1. петля
2. петля
3. сметка
4. петля
5. сметка 
 

 

 

 

 

Охота на зайцев по пороше

По первозимью как русаки, так и беляки жируют исключительно по озимям и здесь же следует отыскивать их следы. По мере того, как увеличивается глубина снега, озимь зайцами оставляется, так как раскапывание ее делается для них затруднительным. Беляки окончательно переселяются в лес, кормятся корой и прутьями и тропить их уже не стоит. Русаки же приближаются для жировки к жилью, огородам, садам или кормятся на пригорках, где снег сметен ветром, и вообще, как зверь степной, ложатся в открытых местах. Следовательно, при глубоком снеге охотнику надо на лыжах объезжать огороды, сады, ходить по проезжим дорогам, на которых точно так же часто встречаются малики.

Найдя малик охотник определяет его направление и идет по нему, стороной, стараясь его не затаптывать. Куда шел заяц, видно из отпечатка когтей или пальцев, а большей частью из взаимного расстояния отдельных прыжков (см. следы). Если следы (концевые) приведут в месту жировки, то разбирать там путаницу всех заячьих следов нет необходимости. Нужно обходить жировку кругом по границе и считать входы и выходы. Выходной след прямой с крупными, энергичными прыжками. Если нет лишнего выхода - заяц лежит тут, в месте жировки, что, впрочем, бывает довольно редко. Отыскав же выход, охотник продвигается по выходному следу и может быть приведен им к новым местам жировки или к петлям и двойкам, указывающим близость заячьего логова.

Встретив петлю, необходимо ее выкружить; но если есть уверенность, что пересекший след принадлежит тому же зайцу, то надо круто свернуть по новому направлению, чем выигрывается очень много дорогого времени и сокращается путь. На первой петле охотник должен принять все меры предосторожности: взвести курки ружья, оставить скрипящие лыжи, опустить воротник, поднять наушники шапки, чтобы лучше было слышно.

Встретив двойку, надо непременно остановиться и старательно оглядеть все окружающие предметы, неровности и кустики. В большинстве случаев русак лежит где-нибудь поблизости. При хорошем зрении и навыке можно увидеть зайца на логове; опытным охотникам это удается почти всегда и они бьют зайца лежачего.

Если же логово находится на большом расстоянии, то лучше идти как бы мимо, чтобы, поравнявшись, быть от него на расстоянии ружейного выстрела; если заяц продолжает лежать, то круто поворачивают прямо на него. При этом не будет лишним иметь в виду, что заяц всегда ложится головой против ветра, даже при слабом течении воздуха.

Когда с двойки нельзя увидеть зайца или место его лежки, тогда, оставив в стороне скидку, надо осторожно обходить кругом, оставаясь в готовности к выстрелу. Иногда, при мягком снеге, заяц лежит так крепко, что заставляет сделать другой, совсем небольшой круг. При образовавшихся снежных наносах к межам, рытвинам и водомоинам русаки очень любят делать логово в таких задувах, вырывая его в снегу. Место логова можно определить по горке снега, насыпанной русаком, или по темному цвету отверстия норы, но не всегда можно быть уверенным, что заяц лежит именно здесь, так как он часто, прежде чем заляжет, роется в нескольких местах. В таких случаях зайцы лежат всегда очень крепко.

После выстрела, если заяц бежит, надо последить его на расстоянии 150—200 шагов для того, чтобы убедиться, не ранен ли он. Признаки раны иногда очевидны, но рана может быть легкой и в таком случае лучше оставить зайца на время в покое, так как он скорее ляжет или умрет здесь, чем позволит охотнику снова подойти на выстрел. При очевидном промахе надо немедленно отыскивать свежий след; гонный заяц, не отлежавшись, никогда на выстрел не подпустит, даже если и не был стрелян до этого.

Признаком раны служит прежде всего всякая неправильность гонного следа, если бы даже не было видно крови, которая часто показывается уже когда заяц пробежит с сотню и более метров. При отбитых передней или задней ногах их не будет доставать на следу. Без одной передней заяц бежит, как здоровый, очень далеко. Точно так же признаком раны служат необычные движения зайца на бегу, например, когда он после выстрела покачнется или поскользнется, оступится, станет трясти ушами и головой.

Это простейший случай схождения малика, когда малик тянется непрерывно и не пересекается дорогами и следами других зайцев, что бывает сравнительно редко. Чаще всего малик прерывается уезженными дорогами и заяц некоторое время бежит дорогой, делает по ней двойку и скидывается в сторону. Поэтому прежде всего надо определить, в какую сторону пошел по дороге заяц.

Если это не удалось, то охотник идет сначала в одну сторону, внимательно глядя направо и налево, чтобы не пропустить скидки. Пройдя в одном направлении до 100 метров и не встречая ни скидки, ни концевых следов в сторону, надо вернуться и также внимательно пройти по дороге в противоположном направлении. Выслеживание еще более усложняется, если заяц выйдет на дорогу недалеко от пересечения ее другой дорогой.

Впрочем, следует заметить, что русак редко идет по уезженной дороге совершенно ничем не развлекаясь. Главным образом развлекают его вешки, расставленные по краям дороги, и к ним он охотно сворачивает с твердого бесследного полотна, оставляя следы.

При пересечении сходимого малика другим маликом, если есть хоть малейшее сомнение в том, что это пересечение петли, сделанной тем же зайцем, лучше идти в прежнем направлении, так как весьма возможно, что эти пересекающие следы принадлежат другому зайцу, да еще в самом начале его ночных похождений. При большом количестве зайцев в окрестности и запутанности маликов надо только придерживаться следа, а не вертеться в этой путанице, направляясь к таким сторонам окрестности, где русаки более всего любят ложиться. Тут надо обращать внимание только на двойки со скидками.

Длина маликов весьма различна и зависит, главным образом, от продолжительности выпадения снега и его глубины, температуры ночного воздуха, большей или меньшей темноты. В лунные, морозные ночи русак бегает много и след найти очень легко, но схождение малика потребует много времени и сил. В безлунную ночь малики бывают короче; длина их укорачивается выпадением снега с вечера и чем дольше идет снег, т . е. чем длиннее будет пороша, тем меньше вероятность быстро найти след.

В глубокие и мелкие пороши все перемещения зайца ограничиваются пространством одной-двух десятин. В такие пороши ходьба утомительна, но зато русаки неохотно оставляют логово и вскакивают очень близко. Если есть возможность, то лучше всего с первозимья разыскивать следы или в легких розвальнях, или верхом на лошади, тем более, что тогда русак подпускает гораздо ближе. Позднее, особенно в январе, необходимы уже лыжи.

В очень долгие, запутанные пороши выгоднее ходить только по тем местам, где русаки особенно любят ложиться, и обращать внимание только на двойки со скидками. Для этого требуется знание местности, обкладывание известных ее районов и счет входов и выходов по границе делаемого круга. Удобнее всего делать такие оклады для небольших отъемов или плодовых садов. Лишний вход всегда доказывает, что в окладе лежит по меньшей мере один заяц. Может, конечно, случиться, что прошедшей ночью один или несколько зайцев залегли в саду или отъеме, не выходя из него. Следовательно, одинаковое число входных и выходных следов не всегда служит доказательством отсутствия зайцев в кругу. Поэтому, когда задуман оклад к утру, полезно накануне выгнать всех русаков из предполагаемого оклада.

Падение ночью снега и отчасти поземка, т. е. низовый занос, значительно способствуют определению большей или меньшей свежести следа, так как старые следы от прошедшей ночи совершенно закрываются, а также запорашиваются и новые следы, сделанные зайцем вначале. Таким образом, охотнику выгоднее выбирать следы, недавно сделанные зайцем, и даже переменять сходимый малик на другой более свежий, если таковой попадется на пути. Относительная свежесть следов, конечно, определяется только сравнением, поэтому, во время падения снега ночью, многие предусмотрительные охотники выпускают во двор два или три раза собаку или кошку.

В удаче охоты за русаком по пороше, в одиночку, весьма важную роль играет "подход", т. е. возможность подойти на выстрел к находящемуся в логове русаку. Этот подход прямо зависит от большего или меньшего шума, производимого при ходьбе, а также от места нахождения логова. В жесткую порошу одному нечего и пробовать сходить малик; ни один русак не подпустит ближе 50 метров. В густых зарослях подход также невозможен, даже при мягкой пороше, и заяц уходит безнаказанно, укрываемый деревьями и сучьями. Подход делается невозможным и тогда, когда на снегу образуется корка, часто остающаяся на всю зиму. Даже при покрывающем снеге корка трещит, сильно продавливаясь.

При неглубоком снеге, недостаточном для вырывания в нем углубления, матерые русаки ложатся под межками или на взметах, реже по кустикам и мозжухам, где преимущественно они и держатся. С углублением снега и в особенности с образованием снеговых наносов и удулов все русаки, и прибылые и матерые, очень охотно ложатся в таких удулах по рытвинам, водомоинам, лощинам, в оврагах, в канавах, ограничивающих поле и усадьбы по растущим на поле кустикам, к которым всегда придувает много снега.

Кроме того русак ложится в садах, реже под сараями, в поленицах дров или в огородных заборах, около которых растет крапива и прочая сорная трава. Для того чтобы вырыть норку в снегу, зайцу достаточно нескольких секунд. Гонный русак, однако, не сразу ложится, а сначала довольно долго сидит настороже, прислушиваясь, затем понемногу прижимается к земле.

Необходимо заметить, что на охоту за русаком надо выходить как можно раньше, еще затемно, так чтобы быть на месте на рассвете, как только появляется возможность различить следы. Зимний день очень короток, кроме того, не говоря уже о конкурентах, среди дня малик часто заносится поземкой.

По первозимью, как сказано, зайцы жируют исключительно на озимях, а потому искать их малики надо около озимых полей; ложатся они, за редкими исключениями, недалеко. Лучше всего намечать свой маршрут таким образом, чтобы переходы от одного озимого поля к другому были бы по возможности короче, чтобы при этих переходах не возвращаться уже пройденным местом.

Лучше всего идти вдоль края озимей, а если местность этому не препятствует, то в сотне шагов от этого края, так как в зайчистых местах край озими бывает совершенно истоптан зайцами за ночь. Идя таким образом, охотник должен осматривать встречающиеся ему малики: если малик идет от озимей,- это значит, что заяц пошел на лежку, и охотник идет его сходить, как было описано выше, не затаптывая малика.

Сойдя и убив зайца, охотник возвращается назад и продолжает свой путь вдоль озимей, пропуская малики, идущие к озимям и сходя идущих от озимей. Позднее, когда лягут глубокие снега, беляки отправляются в лес, а русаки - к жилью, ходьба без лыж становится уже затруднительной или даже невозможной. Поэтому охотник должен ходить дорогами, которыми русаки и совершают преимущественно свои переходы, везя за собой лыжи на веревочке.

Стрельба зайцев в узерк
Самая добычливая охота на беляков производится по черностопу в позднюю осень, когда они выцветут, побелеют и сделаются видны издалека. Эта стрельба называется узерк или узерка. Необходимое условие для нее - долгая мокрая осень. В сухую и короткую осень зайцы не успевают выцвести, и нередко выпавший снег застает их в летней серой шкуре.

В ненастное время зайцы, чувствуя неприятную мокроту, постоянно трутся о деревья, кусты, стоги сена или просто валяются по земле. По мнению охотников, именно потому они быстро белеют, что от подобного трения у них лезут серые, летние, слабые волосы и вместо них выходят белые, зимние, крепкие. Зайцы выцветают не сразу: сначала делаются чалыми, потом у них белеет внешняя сторона задних ног; потом белеет брюхо, а за ним все прочие части тела, и только пятном на лбу и полосою по спине держится красноватая, серая шерсть.

“Наконец, заяц весь побелеет, как первый снег. Издалека мелькает и сквозит на почерневшей земле какая-то неопределенная белизна: в лесу, в чаще кустов, в полях и даже в степи, где иногда ложатся беляки, - и, по какому-то тоже неопределенному чутью, издалека узнает привычный зоркий глаз охотника, что эта белизна - заяц, хотя бывают иногда и самые смешные ошибки.” (С.Аксаков)

Зайца видно, как правило, издали. К нему можно подойти достаточно близко, потому что в ненастье он лежит крепко, инстинктивно чувствуя, что на голой и черной земле ему, побелевшему, негде спрятаться. Охотник подходит к зайцу на расстояние выстрела, прицеливается и нажимает на спусковой крючок. Вот и вся охота.

Однако это справедливо лишь отчасти. Стрельба зайцев в узерк совсем не так легка и проста, как кажется на первый взгляд, что доказывается не малым числом промахов, особенно у новичков. Промахи случаются оттого, что логово зайца почти всегда защищено: оно прикрыто сучками и прутьями (когда он лежит под срубленной вершиной деревьев, что очень любит), или пнями, увядшей крупной травой. Не нужно объяснять, что дробь, касаясь каких-нибудь препятствий на своем пути, уклоняется от цели, и выстрел делается неверен.

Промахи бывают также и по зайцам, лежащим в степи на совершенно голых и чистых местах. Последнее происходит оттого, что в траве виден только верх белеющей шерсти, которую заяц, обыкновенно сжимаясь в комок на логове, всегда приподнимает. Если целиться именно в ту крайнюю черту белизны, которая граничит с воздухом, то заряд ляжет высоко, “и случается иногда, что дробь выдерет белый пух и осыплет им полукруг около логова, а заяц убежит. Впрочем, опытные охотники знают этот секрет, берут на цель пониже, под самую белизну; кучным зарядом вскинет убитого зайца вверх, и в меру, на чистом месте, промаха никогда не будет.”

“Прибавьте ко всему… что, подозрив издалека нечто белое, подходишь с сомнением, высматриваешь, то убеждаешься, что это заяц, то покажется, что совсем не заяц, а какая-то белая кость; иногда вся белизна пропадет из глаз, потому что на ходу угол зрения охотника, заслоняемый и пересекаемый разными предметами, изменяется беспрестанно; наконец, уверившись совершенно, что это заяц, очень редко будешь иметь терпение подойти к нему близко: все кажется, что как-нибудь зашумишь, испугаешь зайца, что он сейчас вскочит и уйдет, и охотник, особенно горячий, всегда выстрелит на дальную меру... Вот причины многих промахов, вот отчего эта стрельба горячит охотников и за что они ее любят.

В долгую, мокрую, безморозную осень, в плодородный на зайцев год, стрельба в узерк бывает очень добычлива: мне самому случалось убивать в одно поле до 24-х зайцев... это целый воз. В постоянно дождливую погоду капель с деревьев выгоняет беляков в опушки леса и даже в чистые поля. Я помню не одну такую осень; бывало, подъедешь к небольшому отъемному острову или лесному отрогу, - и около него, даже по озимям, везде виднеются беловатые пятна: это зайцы.” (С.Аксаков)

Правила коллективной охоты -

Если охота проводится организованно и совместно несколькими участниками, то она называется коллективной. Такая охота воспитывает у охотников чувство товарищества, дисциплинированность и взаимную ответственность, повышает их охотничью культуру.

Один из самых эффективных методов борьбы с волками и другими хищниками, до сих пор наносящими сельскому хозяйству и охотничьему фонду очень большой ущерб, является облавная охота. В спортивно-охотничьих хозяйствах облавы проводят по плану для выборочного отстрела старых или слишком агрессивных самцов оленей, лосей и других копытных, для снижения численности животных в угодье, где отмечено перенаселение животных того или другого вида. Облавные охоты загоном, котлом, гаем и т. п. облегчают отстрел зверя и птицы в горах, широких зарослях камыша (кабан, фазан), в больших лесах (лось, косуля, зайцы, крылатые хищники, пернатая дичь) и степных пространствах (дрофа, куропатка, сайгак). Некоторые способы облавных охот (подковой или котлом на зайцев, гаем на кабана) считаются истребительными и поэтому запрещены.

Число участников облавной охоты зависит от того, где и на какую дичь устраивается облава. На ответственные охоты (по волнам, лосю и т. п.) в команду включают наиболее выдержанных и опытных стрелков, хорошо зарекомендовавших себя в предыдущих и менее ответственных выездах. Охотники, допускавшие ранее сверхдальнюю стрельбу по зверю, идущему на соседний номер, посторонние охотники в команду, как правило, включаться не должны. Не допускаются к коллективной охоте охотники с неисправным или запрещенным в данной местности (например, нарезным) оружием или недостаточно опытные в обращении с ним.

Любая коллективная охота будет успешной при условии, если организована она правильно. В приписных хозяйствах ответственным за подготовку и проведение облавной охоты является окладчик. Он же определяет на местности номера (точки), на которые ставит стрелков, подает сигналы начала и окончания загонов и т. п.

Команда охотников возглавляется выбранным (или назначенным) распорядителем (капитаном), которому с момента прибытия на сборный пункт все охотники подчиняются беспрекословно и чьи действия и указания не подлежат критике до окончания последнего загона.

До выхода со сборного пункта (с базы хозяйства и т. п.) капитан команды или окладчик информирует участников о плане предстоящей охоты и напоминает им об обязательных правилах ее проведения. В некоторых хозяйствах участники дают расписку, что с типовыми правилами ознакомлены.

Здесь же принимается решение - будут ли стрелки тянуть жребий перед каждым загоном или же, вытянув номер для первого загона, в следующих - станут передвигаться в последовательном порядке. В этом случае жеребьевка проводится тут же, на сборном пункте (базе). Если стрелковое мастерство и опыт участников неодинаковы, то при опасных (на кабана, медведя) или ответственных охотах (на лося, оленя, волков) капитану целесообразно не проводить жеребьевки, а ставить в местах наиболее вероятного выхода зверя лучших и опытных стрелков. Этим обеспечивается их собственная безопасность и сводится до минимума возможность бесцельного ранения зверя и промахов по нему. В ряде коллективов охотник, допустивший промах по волку или лосю или пропустивший их без выстрела, наказывается заранее определенным штрафом.

Следование к месту охоты -

Не ближе чем за четверть километра до первого загона делается небольшая остановка, чтобы стрелки могли покурить, если нужно, переобуть сапоги и т. п. После этого они становятся в затылок по порядку номеров и следуют за идущим впереди окладчиком (распорядителем охоты). Шум и курение при этом не допускаются. Загонщики (из числа охотников команды или выделенные хозяйством), также соблюдая необходимую предосторожность, двигаются отсюда за своим старшим на исходную линию.

Обязанности и права охотников -

Распорядитель охоты, подведя очередного стрелка к его номеру, показывает место, где тот должен встать, сектор обстрела (ограниченный с флангов хорошо заметными ориентирами), направление гона и место сбора после сигнала об окончании очередного загона. Все это объясняется мимикой и жестами, в крайнем случае шепотом.

Заняв номер, стрелок обязан молча поднять руку или шапку, давая знать предыдущему стрелку место своей стоянки, и дожидаться его ответного сигнала.

Ружье разрешается зарядить лишь после того, как охотник встал на свой номер. Здесь он обязан соблюдать абсолютную тишину и неподвижность, не курить, не садиться на землю, пень и т. п. Соблюдение этих правил не трудно, так как при правильной организации каждый загон длится всего полчаса - час.

При облаве на волков их стреляют картечью; пулей стрелять по ним запрещается. На охоте по лосю, волку и медведю не разрешается какая бы то ни была стрельба по выгоняемым из оклада лисицам, зайцам и другим зверькам или птицам, за исключением вышедших на стрелков рыси или росомахи.

Нельзя стрелять по зверю, находящемуся в окладе далее 30 м; по зверю же, пересекшему линию стрелков или флажков, разрешается стрелять на любой дистанции в пределах досягаемости его ружейным снарядом (пулей, дробью, картечью).

Недопустим выстрел по зверю, идущему на соседний номер, или выстрел по линии стрелков. Ширина этой линии считается равной 12 м - 6-метровое пространство впереди и такое же позади стоящих стрелков.

Категорически запрещено каким бы то ни было образом сигнализировать охотнику соседнего номера об идущем на него звере. Нельзя стрелять по неясно различимой цели, на шорох, по шевельнувшимся кустам или камышам. Запрещена стрельба внутрь оклада, когда в нем уже показались загонщики. Выходящего в это мгновение зверя нужно пропустить за линию стрелков и бить его в угон.

Если команде разрешен отстрел только одного зверя, например лося, то убивший его стрелок должен оповестить об этом других стрелков возгласом: "Готов!". Это предотвратит незаконный, хотя и неумышленный отстрел других зверей.

Сойти с номера стрелок может только после сигнала об окончании загона или в случае явной необходимости оказать помощь товарищу. Ни под каким предлогом не разрешается покидать номер, чтобы добить или преследовать раненого зверя. Прежде чем сойти с номера после сигнала "загон окончен" или "отбой", охотник обязан разрядить ружье. Невыполнение какого-либо из указанных правил лишает охотника права участия в последующих коллективных выездах, если его проступок не влечет за собой более сурового наказания (товарищеского суда, исключения из общества и др.).

Кому принадлежит трофей -

Зверь признается убитым тем охотником, перед номером и от выстрела которого он лег, хотя бы раньше и был стрелян охотником с соседнего номера. Если же тяжело раненный зверь едва двигался или полз и не был добит стрелявшим в него охотником лишь потому, что для этого требовалось сойти с номера, то этот зверь считается взятым тем, кто его смертельно ранил (это видно по следам крови или устанавливается последующим вскрытием). В таком случае выстрел, обрывающий мучения животного, решающим не считается.

Если зверь убит одновременными выстрелами двух охотников с соседних номеров и упал на равном от них расстоянии, то кто из стрелявших нанес ему смертельную рану решает (обычно при свежевании туши) распорядитель охоты.

Мясо крупного зверя делится поровну между участниками охоты. Удачливый же стрелок, положивший зверя, получает сверх того главный приз - голову и ноги лося, оленя и т. п. Шкура лося .и некоторых других крупных зверей остается либо в хозяйстве, в котором отстрелян зверь, либо, если облава проведена на свободной территории, сдается низовым коллективом на заготовительный пункт.

Когда взятый зверь увенчан мощными для этого вида рогами (олень, лось, косуля, горный баран и др.) или клыками (кабан), то по просьбе взявшего его охотника директором (начальником) хозяйства тут же создается комиссия, которая проводит необходимые измерения трофея и выдает охотнику соответствующее трофейное свидетельство. Лучшие трофеи (при наличии необходимой документации) могут выставляться на районных, областных и других смотрах охотничьих трофеев, а рекордные - отмечаться соответствующими наградами (медали и поощрительные премии).

Мелкий зверь или птица принадлежат тому охотнику, кто прервал выстрелом их бег или полет. В случае одновременных выстрелов двух охотников, стрелявших одинаковой дробью, преимущество отдается более слабому стрелку, так как опытный охотник следующего зверя или птицу добудет скорее.

В некоторых случаях вся дичь, заготовляемая в хозяйстве или приписанных к коллективу угодьях, сдается на заготовительный пункт, участники же таких охот довольствуются любительской нормой - 1-2 зайцами, тремя утками.

Сигналы на охоте -

Хорошо организованная связь между группами и отдельными участниками на коллективных охотах имеет первостепенное значение. Она помогает быстро найти отставшего или заблудившегося товарища, оказать попавшему в беду своевременную помощь, оперативно управлять загонщиками и стрелками.

При коллективной (групповой) охоте практикуется зрительная и звуковая, реже начертательная связь.

Зрительные способы связи (поднятая шапка, вытянутая рука и т. п.) применяются на открытой местности, лесных дорогах, просеках и т. п. в светлое время суток. С наступлением темноты зрительная связь осуществляется с помощью карманного фонарика и выстреливаемых в воздух различного цвета охотничьих патронов-ракет.

Начертательные способы включают знаки и надписи, делаемые на видных местах на снегу или песке, вешки с записками и т. п. Охотники Прибалтики и сибиряки практикуют лаконичный "язык отломанных веток", с помощью которых видно, куда пошел зверь, где нужно остерегаться возможных выстрелов и т. п.

Звуковая связь (голосом, сигналы в охотничий рог, свисток, применение в качестве трубы ружейного ствола, обусловленное число выстрелов в воздух) применяется обычно до начала и после окончания загона, иначе эти звуки могут преждевременно спугнуть зверя, который уйдет от линии стрелков. Исключение составляют роговые сигналы старшего загонщика.

На коллективных охотах с гончими сигналы в рог егеря или капитана смолкают лишь на время, пока слышен лай собак, гоняющих зверя. В остальное же время протяжные звуки рога ориентируют охотников и гончих.

В зависимости от погоды и рельефа местности сигналы, подаваемые голосом, слышны на 500-1000 м, звук охотничьего рога улавливается на расстоянии до 2 км.

http://hornmaster.ru [ 2 Июля 2012 г. ]


Все материалы


...Если охота предполагается на чуткого красного зверя, то лазы следует занимать, соблюдая тишину. Вдоль опушки ходить в таком случае не годится: зверь, в особенности шумовой, который идет часто очень тихо, может зачуять след и свиться с лаза; гораздо лучше идти на лаз подальше от опушки и становиться на место, подходя под прямым углом или вообще так, чтобы собственным следом не отшибить зверя. Без сомнения, лучшими лазами надо считать те, которые находятся по ветру из острова; ...  Далее...


МАСТЕРСКАЯ ОХОТНИЧЬИХ РОГОВЪ

"Мастерская охотничьих роговЪ"
В. Головешко и П. Чукавина

Все права защищены. Санкт-Петербург. 2010 год