Минувшие дни... То опавшими листьями
Недвижно лежите, укрыты порошами...

АрхивЪ

"Прокопьич"

Если у человека нет ни одного подлинного увлечения,
он подобен деревянному идолу, который стоит там, где его поставили.

Хун Цзычэн.

Прокопьич. Такое обращение я услышал впервые в Московском обществе охотников к известному заводчику породы русская пегая гончая Сергею Прокопьевичу Малолину в 1963 г. Среди других гончатников энергией, какой-то особой страстью в беседах о гончих заметно выделялся именно «Прокопьич». Тогда же я и узнал о горькой обиде Прокопьича на судью Тарасова, который «явно по чьему-то заказу, а может по недомыслию» забраковал его любимую Чайку и, признав прикус порочным, выставил «удочку».
«Это же надо сообразит, – обращался он к слушателям. – Александр Петрович Марин на выставке 1962 г. в Воронеже особо подчеркнул высокую породность Чайки, никаких претензий к прикусу не было и Чайка получила отлично за экстерьер. А этот Тарасов только вчера получил начальную категорию и отчудил, так отчудил!» Время подтвердило справедливость негодования Прокопьевича и его правоту. Об этом чуть ниже.

Родился Сергей Прокопьевич в 1905 году в семье потомственных портных. В свое прошлое, в годы детства, юности он никогда, ни кого не посвящал. И лишь очень жалел, что не пришлось ему учиться и остался он «на уровне церковно-приходского ликбеза» – как с сожалением признавался. А вот по портняжной части он действительно был большой мастер. Где, от каких родичей он «подхватил» ген любви к охоте и к гончим, тоже никто не знал.

Мне рассказывали, что как любитель гончих Сергей Прокопьевич Малолин обозначился в Пушкинском РООиР Московской области в начале пятидесятых годов с отличной русской пегой гончей Тревогой, которая шла от известных в ту пору экстерьером и рабочими качествами Душилы Зарецкова И.А. и Пройды Цыплакова С.Т. Как и некоторые другие владельцы русских пегих гончих выжловок, не устоял Прокопьич перед соблазном повязать Тревогу выдающимся по экстерьеру Караем Брикошина. По отзыву В.И.Казанского это был «Высокопородный, блесткий, типичный выжлец».

Ничего хорошего по рабочим качествам от этой вязки получено не было, как впрочем и от большинства других. Почему-то никто не хотел замечать, что у Карая два диплома 2-й степени и оба по лисице. Карай ни разу не выставлялся прилюдно на состязаниях. Карай нес крови тоже очень высокоэкстерьерных представителей знаменитой динамовской стаи. Но никто не обратил внимания на публикации В.И. Казанского, Б.Н. Арманда, в которых они предупреждали о значительном ухудшении рабочих качеств выставочных динамовских красавцев из-за чрезмерного увлечением «ставки на экстерьер».

Сергей Прокопьевич от природы был наделен хорошим умом, способностью анализировать факты и быстро понял: «не все золото, что блестит».

К счастью, и большому благу для породы русская пегая гончая, судьбе было угодно познакомить Сергея Прокопьевича Малолина с гончатником и заводчиком, помеченным Божьим даром, Петром Петровичем Лукьяновым. Было Сергею Прокопьевичу чему поучиться у Петра Петровича, имевшему опыт работы с гончими еще в довоенное время. Становление породы русская пегая гончая в Воронеже и области началось сразу после окончания Великой Отечественной войны с Тропилы 330/г Н.Д. Бородкина и Дуная П.П. Лукьянова.В 1962 г. П.П. Лукьянов уступил С.П. Малолину Чайку ВРКОС 1093, которая в дальнейшем сыграла исключительно большую роль в создании рабочего семейства в Московской области.

В ее родословной через Заливая И.К.Масловского были собаки доктора В.Н. Корниловича, потомки знаменитой англо-русской стаи С.М. Глебова. Обладая хорошей вязкостью и феноменальным чутьем (о чем я еще скажу), Чайка на московских испытаниях и состязаниях получила семь дипломов всех степеней, стала чемпионом Всесоюзной выставки 1967г и дала только в Московской области два десятка полевых победителей, в том числе семь потомков с дипломами I степени. Среди них следует отметить чемпиона Московских областных состязаний 1968 г. Подымая 1215 А.А. Кабанова, чемпиона Рыдая 1214 С.П. Малолина, Гайду 1251 В.П. Солопенкова, Дуная 1175 В.П. Солопенкова.

Не приходилось и слышать, чтобы кто-то из потомков Чайки 1093 С.П. Малолина «унаследовал» порочный прикус. Справедливости ради надо сказать, что за силу голоса при работе в одиночку Чайке на испытаниях выставляли только 6 баллов и при мастерстве 22-23 балла присуждали лишь диплом II степени.

Видимо сорвала Чайка в щенячьем возрасте голос, а может застудила. Но Малолин не был бы страстно в свою Чайку влюбленным, если бы он не отслеживал выступления на испытаниях и состязаниях в разных городах и весях потомков Чайки. А получив информацию, обязательно уведомлял членов бюро секции русских пегих гончих, бессменным членом которого он являлся почти 40 лет. У многих потомков Чайки, особенно по мужской линии, сила голоса оценивалась в 8 баллов и при хорошей музыкальности. Вот как Б.И. Марков в своей книге «Гончие и охота с ними» (М.: Физкультура и спорт, 1991)описал голос Подымая 1215 А.А.Кабанова: «Помню однажды, это было в 1967 году на Пушкинских полевых испытаниях, работал по зайцу русский пегий выжлец А.А. Кабанова. И как работал! Одно слово – висел на зайце, стоял сплошной стон, одни плакучие ноты лились в лесу неумолкаемо. Я видел, как стоящий рядом со мной Юрий Александрович Нейман (эксперт) снимал очки и вытирал слезы, так его захватывала музыка гона».

Долгие годы меня связывала дружба с известным заводчиком русских гончих В.Ф. Кошкадаевым. Однажды весной наши (и не только!) гончие «запоролись» на испытательной станции «Пласкинино» в одном квартале, густо заросшим ельником. И получил этот участок у гончатников определение «сундук»

«Алеша, – заметил он мне, – чувствуешь, как скипидаром пахнет. Ель цветет. Ни одна другая гончая, кроме Чайки С.П. Малолина, на этом участке весной не работает, чутья не хватает».

В ноябре 1968 года Сергей Прокопьевич принял приглашение хороших друзей приехать с Чайкой на охоту в Архангельскую область. И все-то поначалу складывалось отлично. Несмотря на возраст, Чайка сполна оправдывала свой титул «Чемпион», полученный на Всесоюзной выставке охотничьих собак в 1967 г. Но случилась беда. Буквально в предпоследний день перед отъездом на охоте Чайка слишком увлеклась, распутывая на проезжей дороге заячий малик и ее сбила машина.

О, горе! Страшное горе свалилось на голову Сергея Прокопьевича, для которого Чайка была ему в ту пору, единственным утешением и радостью в жизни.

Друзья помогли вырыть для Чайки могилу, вместе с ним разделили горечь утраты. А сердце своей любимицы Сергей Прокопьевич привез домой. Алексей Кротов и Борис Медников по просьбе Прокопьича на опушке леса возле Ивантеевки вырыли могилку и схоронили сердце Чайки 1093.

Вскоре на могилке появилась чугунная плита с эпитафией «Здесь покоится сердце выдающейся русской пегой гончей Чайки ВРКОС 1093». Очень долго не мог остановить Сергей Прокопьевич свой выбор на достойной светлой памяти Чайки гончей. Были у него и хорошие выжловки, особенно Змейка, Прима, Тревога II. Другой гончатник о лучшем и мечтать бы не смел, но только не Малолинф которому его знаменитая Чайка 1093 подарила радость общения с настоящей гончей. Друг его задушевный и сотоварищ по страсти и увлечению П.П. Лукьянов видел, как мучается Прокопьич, отсоветовал впредь заводить выжловку и подарил уже взрослого выжлеца с прекрасной родословной от рабочих собак. Это был Тунгус ВРКОС 1409. Отказаться бы надо было Сергею Прокопьевичу от этого дара, а он привез весьма заурядного по экстерьеру выжлеца. Работу его тоже никто не видел и не слышал, хотя им были повязаны несколько выжловок и не без успеха. Сказался его богатый генотип. Так Чайка 2188 рожд. 23.07.72 г. от Тунгуса 1499 и Завары 1411 владелец Иван Иванович Лобков, имела «отлично» за экстерьер, дипломы 1-I и 1-II. А Завара 1411 шла от Чайки 1093. жил он у Сергея Прокопьевича лет 5. Однажды его друг Виктор Петрович Булынин пригласил Сергея Прокопьевича осмотреть щенков от Запевая III 2576 Г.Е.Денисенко и его, Булынина В.П., Бури III 2191, которая тоже несла кровь Чайки 1093.

И, о Боже! В одной выжловочке Сергей Прокопьевич усмотрел повторение Чайки, свое будущее счастье. Как потом рассказывал Виктор Петрович Булынин, поначалу он заподозрил за Прокопьевичем что-то неладное. «Смотрю, – рассказывает, – с Малолиным что-то случилось. Сначала все рассматривал щенка и в анфас и в профиль. А потом стал неудержимо смеяться: «Наконец-то, явилась ко мне моя давняя мечта Ты только посмотри Петрович, какое сокровище нам подарила Буря. Буря, скоро грянет буря, Петрович! И этой бурей на выставках и испытаниях будет моя Мечта. Так я ее назову».

Мечта ВРКОС 2671 родилась 30.09.78 г. Экстерьером очень удалась, а в возрасте 2 года уже имела на полевых испытаниях дипломы II и III степени. Держал ее Сергей Прокопьевич на областной испытательной станции «Пласкинино», там же ее и наганивал. Да и Григория Ефимовича Денисенко, который в то время исполнял обязанности егеря, успехи Мечты 2671 очень радовали. Она же шла и от его, Денисенко, Запевая III 2576. Диплом I степени на полевых испытаниях Мечта так и не получила, но у нее к 7 годам уже было 6 дипломов полевых испытаний, в том числе дважды она становилась призером Московских областных состязаний. В 1987 г. Сергей Прокопьевич последний раз провел на Московской выставке свою, порадовавшую его на склоне лет Мечту, и вскоре передал ее своему другу Юре Шмачилину.

В 1988 году я был приглашен провести экспертизу русских пегих гончих на выставке в Воронеже. Сергей Прокопьевич собирался поехать со мной, но болезнь не отпустила. Наказы я от него получил: кому передать привет от Прокопьича, обязательно посмотреть и оценить молодую выжловочку у его друга Касьянова А.Н, которая шла от его Мечты и т.д.

Это была и моя последняя встреча с незабвенным Петром Петровичем Лукьяновым. Очень горестно было осознавать скорую кончину некогда исключительно доброжелательного со всеми, так много сделавшего для возрождения в послевоенное время породы русская пегая гончая на воронежской земле. Человека.

Вскоре по приезде мы с В.П. Ермолинским навестили Сергея Прокопьевича. Я рассказал ему о выставке в Воронеже, поделился своими впечатлениями. Вопросов Сергей Прокопьевич почти не задавал, а попросил внимательно ознакомиться с его посланиями, которые он подготовил как памятку всем тем, кто у него брал щенков от его Мечты. Лет на 10 вперед он расписал рекомендации как вести породу. И, надо сказать, это были грамотные советы, исполненные чувством заботы о процветании любимой породы. При расставании Сергей Прокопьевич расплакался и проводил нас со словами: «Алексей Николаевич, Валентин Петрович! Все мы смертны и смерть меня не пугает. Обижает лишь то, что выставки будут, а Малолина не будет»

Весной 1989 г. почти в одно время ушли в мир вечной охоты выдающиеся заводчики породы русская пегая гончая, в высшей степени честные и благородные в помыслах и делах Лукьянов Петр Петрович и Малолин Сергей Прокопьевич. Пусть земля им будет пухом.


Кузяев А.Н., г. Москва

размещено на http://hornmaster.ru [ 19 Июля 2012 г. ]


Все материалы


...Если охота предполагается на чуткого красного зверя, то лазы следует занимать, соблюдая тишину. Вдоль опушки ходить в таком случае не годится: зверь, в особенности шумовой, который идет часто очень тихо, может зачуять след и свиться с лаза; гораздо лучше идти на лаз подальше от опушки и становиться на место, подходя под прямым углом или вообще так, чтобы собственным следом не отшибить зверя. Без сомнения, лучшими лазами надо считать те, которые находятся по ветру из острова; ...  Далее...


МАСТЕРСКАЯ ОХОТНИЧЬИХ РОГОВЪ

"Мастерская охотничьих роговЪ"
В. Головешко и П. Чукавина

Все права защищены. Санкт-Петербург. 2010 год